Контуры авторитаризма: о чем на самом деле говорил Зеленский на пресс-конференции | Новости Украины

Автор: | 24.05.2020



Дело здесь не только в том, что Зеленский фактически отказался от своего обещания, что он пришел только на одну президентскую каденцию.

Высказывания Зеленского только на первый взгляд ужасно неструктурированы, что в свою очередь вызывает только депривацию и фрустрацию (или «испанский стыд», проще говоря). Все становится на свои места, если применить концепции, которыми оперирует западная политологическая мысль.

У нас привыкли трактовать явление авторитаризма только как власть одного человека, которого политтехнологи наделили «сверхчеловеческими» способностями (как, например, с президентом Туркмении Бердымухамедовым, который регулярно дает своим подданным мастер-классы по игре на музыкальных инструментах или стрельбе). Здесь уместно будет вспомнить Вьятровича, который в начале 2010-х называл режим Януковича «авторитаризм минус авторитет», так тогдашний глава государства слишком часто попадал в казусы.

Но авторитаризм – это когда жителям страны формулируют иллюзию, что они не имеют другой альтернативы, чем их непутевый правитель. В эту концепцию как раз укладывается провокационное предложение от Зеленского журналисту “Украинской правды” Роману Кравцу возглавить какое-то из направлений работы в Офисе президента, от которой журналист конечно был вынужден отказаться.

В рамках западной политологической мысли, «политика» – не только борьба за власть, но и комплекс мероприятий для достижения определенной цели. В этом ракурсе политическим деятелем, или «актером» (ударение на первом слоге) может быть любой, независимо от должности. Соответственно, политическим деятелем в этом случае является даже пресс-секретарь президента, которая впервые в истории независимой Украины взялась силой не допускать неугодных журналистов к главе государства.

По большому счету, история человечества знает только два типа политических режимов. В первом случае истеблишмент, то есть допущенные к принятию решений люди, имеют четкое  видение развития своей страны, и в рамках этого видения пытаются дополнять действия друг друга. А глава государства честно поставлен перед фактом своих крайне ограниченных возможностей.

Во втором случае истеблишмент не имеет четкого понимания страны, поэтому конкурирует друг с другом за влияние и доступ к ресурсам (медийным или экономическим). А при этом главе государства создают иллюзию «всемогущества» и «всеобъемлющей» его власти. Именно по такому «авторитарному» варианту наша страна живет уже год.

Институт власти президента в чем-то скопирован с института власти Папы Римского как главы католической церкви (слова «президент» и «папа» с латыни переводятся одинаково – «голова» или «глава»). Так вот, существует утверждение, что в Средние века католические кардиналы специально выбирали как Пап очень пожилых людей. Расчет был прост: чем быстрее глава церкви становиться недееспособным, тем больше власти достается его окружению.

Похоже, что именно такую ​​конструкцию ОП применяет к самому Зеленскому.

Кадры решают все

Сам режим сегрегации журналистов при аккредитации на конференцию был показательным. Часть «неугодных» изданий просто не допустили. «Радио Свобода» сначала получила отказ в аккредитации их журналиста Михаила Ткача. Издание затем получило допуск, но на мероприятие Ткач уже не смог прийти. Корреспондент «Букв» не получил допуск на пресс-конференцию,  пытался задать свои вопросы Зеленскому благодаря плакатам, но в итоге получил требование от полицейьких убрать плакаты, а затем – отойти в сторону. Показательны также были пассажи Зеленского к журналистке «NewsOne» – «смотреть вас можно, слушать – нет», а также «о миллиардах долларов в политический пиар, которые владельцы телеканалов лучше бы потратили на борьбу с бедностью».

По такому же формату журналистов в 1950-1070-х годах в Испании делил режим Франко, последний фашистский режим в Европе. Если ты в статусе «придворного» журналиста (как Гордон, например) – у тебя не будет никаких проблем с деятельностью. В противном случае – тебя объявят «агентом Запада» или «полезным идиотом Кремля» (ничего удивительного здесь нет, для Франко СССР был главным врагом, а самых испанских фашистов крайне коробила зависимость их страны от финансовой помощи США).

Фразы Зеленского о «кадровом голоде в стране» и «отсутствие независимого министра энергетики» в частности – это установление порядка, который называется «порядок ограниченного доступа», автор концепции – Дуглас Нортон. И именно в рамках «порядка ограниченного доступа» единственное значение имеет именно личная преданность «вождю» (то есть Зеленскому). При таком порядке в парламентский список «Слуги народа» могут попали только преданные Зеленскому «фотографы», «парикмахеры» и «комики».

Здесь также есть своя историческая параллель. Был некий Альберт Шпеер, министр вооружений Третьего Рейха, которого Нюрнбергский трибунал посадил на 20 лет. Он свою должность получил не как эксперт, а как личный архитектор Гитлера.

Божество для народа

Планы по масштабному строительству в первую очередь дорог, мостов (на которые Зеленский хочет потратить $ 3 миллиарда) и стадионов – это в принципе типологическая черта авторитарных режимов образца 20 века. Это еще называется «этатизм», хотя у нас почему-то это считается «кейнсианством».

И даже на основе этой черты можно сделать прогноз, что та же «Укрзализныця» и дальше будет нереформированным государственным монополистом, где и дальше будет процветать коррупция, на что глава государства будет смотреть сквозь пальцы. Зеленский прямо сказал, что у государства нет средств на решение базовой проблемы УЗ – обновление  состава. (Хотя настоящее «кейнсианство» – это как раз инвестиции в развитие железных дорог). Очевидно, в ОП считают политически выгодным тратить деньги на «этатистские» вещи, а не на «кейнсианские».

Зеленский высказал очень подробную осведомленность о работе того же министра инфраструктуры Криклия, в том числе, что  тот «90% своего времени тратит на логистические проблемы, возникшие из-за коронавируса».

Технология осведомленности главы государства о всех деталях жизни страны, в частности подчиненных  разработана «за поребриком» и придумана еще в 1970-х годах, когда при Брежневе создавался нео-сталинистский культ (в данном контексте стоит прочитать «Сто бесед с Вячеславом Молотовым» Феликса Чуева, именно в этом пропагандистском издании образца 1970-х годов хорошо видно, благодаря каким пассажам в России до сих пор существует культ Сталина).

Пассаж Зеленского о том, что «его семья будет не рада второй каденции» – это проявление классического популизма, характерного авторитарным фашистским режимам. Просто мы до сих пор неправильно понимали термин «популизм», и называли этим любую демагогию. Ведь на самом деле популизм – это когда правитель выражает «жертвенность во имя народа». Различные «всеукраинские референдумы» и «прямое народовластие» – технологии, также присущие авторитарным режимам.

Конечно, фактическое обещание Зеленского посадить Порошенко – это продолжение истории про «100% своего прокурора» и другие правоохранительные органы, которые должны быть вообще-то независимыми. Но именно поэтому и нужна независимость силовых структур, чтобы они могли защищать права всех граждан. В других случаях – силовые структуры нарушают права всех граждан, и выполняют прихоти одного человека или группы лиц. И в этом западная демократия смогла убедиться на примере того же гитлеровского режима.

Наконец, сама риторика о «преступном предшественнике Порошенко», «старых политиках» как Тимошенко или насмешки в адрес Ульяны Супрун за ее медреформу – не просто инерция по линии эгалитаристской риторики, которую «Слуга народа» использовала во время выборов 2019 года.

При СССР времен Брежнева была даже пропагандистская технология – на полном серьезе сравнивать текущие успехи советской власти и русского царизма образца 1913 года. А чтобы «перебить» слухи о безумной коррупции в окружении Брежнева, в медийное пространство вбрасывались пропагандистские поделки о безумном нравственном распаде российской монархии накануне Октябрьской революции.  Кое-что из таких поделок становилось даже вполне приличным литературным произведением (как «Нечистая сила» Валентина Пикуля, например).

Как пережить фиаско

Даже если мы узнали, как дальше собирается править страной Зеленский, или его окружение, мы все равно не знаем, в каком направлении поведет нашу страну Банковая.

Конечно, это – очевидный вывод из увиденного. Но и здесь возникает самый сложный вопрос – а как сформировать альтернативу нынешней «моновласти»?

Дело в том, что Запад в свое время не просто прилагал все усилия, чтобы разгромить те фашистские или коммунистические режимы, черты которых пытается копировать «Зе-команда» (или «коронавирусная монархия», по выражению политолога Евгения Магды).

Запад целенаправленно готовил и учил будущих реформаторов, которых называли «технократами» за их понимание механизмов общественно-политических преобразований. Такими были в частности Егор Гайдар, который занимался реформами в ельцинской России, Лешек Бальцерович, и Томаш Седлачек, который занимался экономическими преобразованиями в Чехии времен Вацлава Гавела.

Воплощением такой технологии должны быть кадры, которые в некоторой части составили Кабмин Гончарука как «правительство технократов». Но этот проект потерпел фиаско.

А новый – еще не родился.





Источник